«Мне ничего не мешает жить полноценной жизнью»

Истории о людях, чьи достижения, вне зависимости от глубины заложенных смыслов, можно легко перевести в зону чистого личного драйва, были и остаются популярными во все времена. Страшные или сильные, они творят новую реальность, заставляя усомниться в себе и целостности окружающего мира.Данный проект– как раз об этом. О человеке, который, существуя «вне» всяких предопределений,множит свои «я» ради собственного удовольствия.

 

Десять лет назад Семен сломал позвоночник, а сегодня получил очередную медаль. На этот раз - с первенства мира по пауэрлифтингу. Разговор получился тёплым - о том, каково это - быть человеком с ограниченными возможностями и неограниченной силой воли.

 

 

- Здравствуй, Семён. Расскажи, как ты получил такую травму?

 

- Вечером, часов в восемь, мы с сестрой и отцом пошли к дедушке за молоком - он у нас коз держит. Проходили мимо бетонной стены. Я решил перелезть через неё и, когда спрыгивал, потянул за собой. Доля секунды. Повернул голову, а меня уже прикрыло. Отец, конечно, сразу подбежал, начал скидывать кирпичи. Затем взял меня на руки, понес туда, где сидел сторож, положил на кровать и вызвал скорую.

 

- Ты не терял сознание?

 

- Нет, я все помню.

 

- Больно было?

 

- В тот момент я совсем ничего не чувствовал. Пытался пошевелить ногами, и ничего…Я просто не понимал, что происходит. Приехала скорая, и меня повезли в двадцатую больницу.

 

-Что говорили врачи после осмотра?

 

- Они не смотрели. Сказали только, что у меня перелом позвоночника. В больнице я всю ночь пролежал на валике, потому что хирурга не было. Операцию сделали только на следующее утро.

 

Получилось так, что один мой позвонок разломился на части, и его осколки впились в спинной мозг. Мне его почистили и поставили туда (на позвоночник) железную пластину. Сейчас ее уже нет - убрали. Правда, с запозданием. Ее нужно было вытащитьспустя год после операции. А врачи сказали носить пять лет. Однако где-то через два или три года я уже не мог разогнуться с этой пластиной. Онамешала мне, потому что позвоночник-то растет, а пластина не дает этого делать. Мы поехали в Новосибирск и вытащили ее. Но от тяжелых последствий, в частности, сколиоза, я лечился потом еще несколько лет.

 

После первой операции я лежал в реанимации четыре дня. Перевели меня не в отдельный бокс, а туда, где дети «валяются» с сотрясением мозга. Они все орут, а мне плохо - температура под сорок. Месяц там пролежал, а потом перевелся в краевую, где мне через катетерзанесли болезнь мочевого пузыря. Выписался я с этой болезнью и поехал в реабилитационный центр. Там хорошие врачи. Они-то и поставили меня на ноги, вот на эти самые ходунки.

 

- Каково это - не чувствовать ноги?

 

- Ну, знаешь, когда руку отлежишь, она занемеет, ты ее просто не чувствуешь. Здесь также. Только отличие в том, что ногане колется.

 

- Объясни, пожалуйста, как ты передвигаешься. Что это?

 

- Это ходунки для ходьбы. В простонародье - «крабики». Без них я не смог бы стоять. Они - моя опора. А на ноге у меня тутор. Он уже старенький. Его делают в больнице, на заказ. Без него нога болтается, и тогда на нее невозможно опереться.

 

- Ты всегда этим пользовался?

 

- Нет, сначала я ходил на ходунках. Таких, как в доме престарелых.

 

- А в кресле-коляске не ездил?

 

- Нет, я сразу сказал, что не хочу, потому что если бы меня посадили, я бы быстро привык к ней, и мне было бы просто лень вставать. Потом я бы уже не смог перейти на ходунки. Серьезно, так обычно и происходит после операций на спину. Человеку дают коляску, ему становится удобно и больше он ни к чему не стремится.

 

- Ты где-то читал об этом?

 

- Я видел сам, да и врачи рассказывали. В больнице все такие.

 

- После травмы друзья к тебе приходили?

 

- Никто не ходил. Пару раз ребята знакомыезашли, и все. Легко забыли, как будто бы меня и не было.

 

- Ты не пробовал общаться с такими же, как ты?

 

-Нет. Я не люблю общаться с инвалидами. Они не то, чтобы ноют… просто неинтересные люди.

 

-Чем тогда их жизнь отличается от твоей? Почему они тебе неинтересны?

 

- Да не знаю. Мне кажется, что я остался в другой жизни. Той, нормальной. Жизнь от травмы обычно делится на «до» и «после». Я живу в «до». Хоть сейчас на стену бы запрыгнул.

 

- Сколько ты сидел дома?

 

- Дома я полжизни сижу (улыбается). Поначалу, конечно, мне было не до учебы. Но вскоре родители перевели меня на домашнее обучение, и я перешел в 6 класс. Учителя сами ко мне приходили. Им за это платила школа. Обычно мы обговаривали, когда они придут, вместе подбирали удобное время.

 

Одному учиться намного сложнее, ведь ты всегда один на один с преподавателем. Знать нужно все, потому что списать не у кого.Было трудно, и иногда, я, по правде сказать, не учился. Как-то у меня по скайпу проходил урок литературы.Виктория Андреевна мне что-то так монотонно объясняла - я чуть не уснул. Решил зайти в доту. Сижу, играю. Иногда поддакиваю, киваю головой.

 

- Нормально закончил?

 

- Относительно. На тройки, четверки. Главное, получил аттестат за 11 класс.

 

- Расскажи про свое детство.

 

- Я был спокойным ребенком. С родителями не ссорился. Не клянчил ничего. Как и все мальчишки любил лазить по деревьям. Однажды мы с друзьями сидели во дворе, на ветке тополя. Меня мама позвала. Я спрыгнул и порвал себе щеку. Прихожу домой, меня спрашивают - что это у тебя так висит? А я даже не чувствовал. Зашили ранку в больнице, а на следующий день я опять на этом же деревеиграл.

 

- Что ты делал в свободное от учебы время? Когда начал заниматься спортом?

 

- Лет до пятнадцати я много играл в компьютер. А спортом начал заниматься в 2013 году. Тогда мне было шестнадцать. Мой тренер, который сейчас работает здесь, в соцзащите взял адреса людей с ограниченными возможностями и пошел предлагать, таким, как я,ходить в зал, качаться. В итоге я один пришел, но мне понравилось.

 

- Хотелось бросить?

 

- Нет, ни разу. Мне даже скамью специальную для занятий директор «Резерва» купил. К тому же в зале я много с кем познакомился и даже лучшего друга здесь нашел.

 

- А девушку?

 

- С ней я познакомился в общежитии. Хотя, на самом деле, случайно там оказался. Смотрю, симпатичная девочка. Месяц с ней дружили, а встречаемся уже два года.

 

- Как она к тебе относится? Спрашивает о прошлом?

 

- Хм… Она, кстати, единственный человек, который вообще не интересовался, что со мной. Мы всегда на одной волне. Ведем себя как дети. На балконе от родителей прячемся, чтобы покурить. Это так смешно выглядит. Родители, конечно, знают, что я курю, но я не хочу делать это при них. Это как не материться.

 

- Были у тебя переломные моменты в жизни?

 

- Вшестнадцать лет я начал пить. У меня пустовала квартира: родители уезжали на дачу. И каждые выходные собиралась «тусовка». Но в какой-то момент я подумал, что нужно завязывать с этим. Понял вдруг, что меня используют. Общаются, потому что есть свободная «хата». Я это дело решил прекратить. Теперь мои «псевдо друзья» к другим людям ходят.

 

- Чем ты еще интересуешься, кроме спорта?

 

- Я, наверное, единственный парень на Земле, который не интересуется ни футболом, ни машинами. Мне больше нравится техника.

 

- А что не так с машинами?

 

- Мне кажется, что, если я начну кататься, то перестану ходить.

 

- Есть какой-нибудь человек, которому ты подражаешь?

 

- Я никогда не искал кумира. Мой девиз - сделай себя сам.

 

- Что важно в твоем спорте?

 

- Сила, а еще - чтобы связки и кости на руках были крепкие.

 

- Сколько ты жмешь?

 

- В реальности - 136 кг, в перспективе - 180.

 

- Какие с тренером отношения? Вы друзья?

 

- Отношения у нас «тренер-ученик». Не более.

 

- Ты пытался работать?

 

- Нет, инвалид, тем более, без образования, никому не нужен. Но у меня есть пенсия. Часть я отдаю родителям, чтобы оплатить квартиру. А все, что остается - забираю на карманные расходы.

 

- А откуда у тебя машина?

 

- Мне ее купил отец. Мы сами ее оборудовали. Установили ручное управление. Но я все-таки скучаю по своему квадроциклу.

 

- Какие у тебя цели?

 

-В ближайшее время добиться успехов в спорте, поехать на паралимпиаду. Еще  планирую поступить куда-нибудь. Хочу стать тренером.

 

- Что заставляет тебя двигаться вперед?

 

- Родители. Я без «пинков» не могу. Они меня всегда мотивировали. Я бы не учился, никогда бы не встал на ноги. Но тренироваться захотел сам.

 

- Ты падал на костылях?

 

- Конечно, падал.

 

- Что чувствовал?

 

- Безразличие. Просто встал и пошел дальше. Всякое бывает.

 

- Почему ты на все смотришь с улыбкой?

 

- А что мне, плакать? Ну, расстроился бы я, и что дальше? Так люди только пить начинают. Я вот иду, а около двухэтажек бомжи сидят. Вот зачем они пьют? Какой с этого смысл? Невольно думаешь, ребят, у меня такая сложная жизненная ситуация, и я справляюсь. Выкарабкался. А они просто губят свою жизнь. Не понимаю таких людей.

Я все переношу легко. У меня нет такого, чтобы я «умирал». Единственный раз я плакал, когда попал в больницу. Тогда я думал, что встану и пойду, а,в итоге - меня повезли. Мне не говорили, что я не смогу ходить. Я как-то сам это понял. Левая нога сразу после травмы отошла и сейчас чуть-чуть функционирует. Не чувствую только стопы. А правая нога так и осталась полностью парализованной. Но, в целом, мне ничего не мешает жить полноценной жизнью.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные посты

Личный опыт: так ли просто организовать бизнес «на дому»?

May 14, 2018

1/5
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload

Поиск по тегам

© 2023 Имя сайта. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • Twitter Social Icon
This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now